НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА

РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

МАТЕМАТИКА

 

Принято считать, что животные не способны к образованию понятий, а управляются условными рефлексами. Популярность такого мнения объясняется опытами академика Павлова по образованию условного рефлекса у собак. Эти опыты оказали настолько важное влияние на развитие психологии вообще и на развитие зоопсихологии в частности, что нужно остановиться на них подробнее.

В начале XX века академик Павлов, изучая процессы пищеварения у собак, обратил внимание на любопытный факт. Слюна у подопытных собак начинала выделяться до того, как исследователь показывал ей пищу.

Павлов предположил, что если собака реагирует выделением слюны не на пищу, а на появление экспериментатора, то она как-то связывает обстановку начала эксперимента и последующие кормление. Он решил проверить догадку и провел ряд экспериментов, в которых собаки получали пищу и одновременно звенел звонок. Догадка блестяще подтвердилась. Через некоторое время собаки начинали выделять слюну по звонку, даже если им не давали пищи. Павлов назвал такую реакцию условным рефлексом.

В отличие от безусловных рефлексов, которые являются врожденными, условные образуются на любой стимул, если он сочетается с приемом пищи.

Дальнейшие опыты показали, что с помощью вырабатывания условных рефлексов можно научить собаку достаточно сложному поведению.

Опыты академика Павлова в свое время были значительным шагом вперед. В его экспериментах над собаками впервые в истории психологии были получены точные и воспроизводимые результаты.

Но, к сожалению, эти результаты были неправомерно обобщены на всю психическую деятельность животных. В результате многие зоопсихологи пытались свести любое поведение животного к процессу образования условных рефлексов. Это казалось таким простым и понятным! Любое поведение – это набор рефлексов.

Но свести деятельность животных к простому образованию условных рефлексов получалось далеко не всегда.

В 1929 году Блоджет проводил эксперименты над крысами. В этих экспериментах крысы находили приманку в лабиринтах. С каждым разом они отыскивали ее все быстрее, а в конце эксперимента уже не бегали по лабиринту, а направлялись сразу к приманке. Этот опыт хорошо объяснялся образованием условных рефлексов. Затем опыт был изменен. Одной группе крыс предварительно предлагался этот же лабиринт без всякой приманки. Крысы просто бегали по лабиринту и знакомились с ним. Другая группа лабиринт не изучала. Затем с обеими группами крыс повторялся опыт на поиск приманки в этом лабиринте. Выяснилось, что крысы, которые раньше уже были знакомы с лабиринтом, обучались находить приманку значительно быстрее.

Этот результат кажется вполне предсказуемым, но для теории условных рефлексов он стал камнем преткновения. Зачем крысы обучались, если они не получали пищи?

Блоджет назвал этот способ научения латентным. Этот термин получил широкое распространение, хотя он крайне неудачен. Слово «латентный» означает «скрытый». Но в этом опыте крысы действительно обучались и обучались совершенно явно. Они исследовали лабиринт и составляли понятие о лабиринте. Можно сказать, что они создавали внутреннюю карту лабиринта. Процесс картирования не является скрытым или побочным. Этот процесс исключительно важен для животного, ибо позволяет запоминать условия той обстановки, в которой животное находится.

Выводы Блоджета показались слишком сомнительными, потому что образование понятий для животных в тот момент считалось невозможным. Толмен повторил эти эксперименты с бо́о́льшим количеством лабиринтов и получил сходные результаты.

Спенс и Липпет решили упростить этот эксперимент. Сытые крысы помещались в ящик с двумя ответвлениями. В одном помещалась вода, в другом – пища. Так как крысы были сыты и не испытывали жажды, то они просто бегали по ящику и с равной вероятностью забегали в ответвления. Затем одну группу перестали кормить, а другую – поить. И опять выпустили в этот же ящик. Выяснилось, что голодные крысы сразу бежали в ответвление с пищей, а испытывавшие жажду – в ответвление с водой. Очевидно, что они запоминали, где находится вода и пища, а потом использовали это знание в подходящей ситуации. Столь простая ситуация никак не объяснялась теорией условных рефлексов. Ученым пришлось признать, что поведение млекопитающих является более сложным, чем это показалось в начале века.

И окончательно пришлось отказаться от условного рефлекса как причины поведения животных после опытов американского ученого И. Ф. Дэшиелла. Он показал, что пробные забеги крыс в тупики лабиринта вовсе не случайны, а, как правило, производятся в сторону «цели». После первой ориентировки в лабиринте животное выбирает общее направление движения и уже старается двигаться в этом направлении. Аналогичные данные были получены Спенсом и Шипли.

Позже было установлено, что условный рефлекс – это функция даже не мозга, а нервных ганглиев. Выработать условный рефлекс можно даже у пчел. Таким образом, условный рефлекс – это достаточно примитивный способ реагирования на окружающую среду, который появился на очень ранней стадии эволюции нервной системы. У млекопитающих условный рефлекс хотя и сохраняется, но не является основным психическим процессом.

Основной психический процесс млекопитающих состоит в обучении путем сохранения образа окружающей среды в коре головного мозга. Этот образ используется в дальнейшем, поэтому большое значение получает память, которая сохраняет образы внешней среды и помогает использовать их для более эффективного поведения.

Образ, который животное хранит и запоминает, имеет свои особенности. Каждый внешний объект для животного интересен, прежде всего, с точки зрения избегания опасности или добывания пищи. Поэтому детально запоминать и распознавать весь объект смысла не имеет. Гораздо более эффективно выделять некоторый набор ключевых признаков и определять только их. Таким образом кора делает первый шаг к появлению абстракции.

Абстракция позволяет упростить реальность и эффективно действовать даже в сложной обстановке. Быстро выделить сходные признаки хищника и убежать – для зайца гораздо безопаснее, чем если бы он сел, подпер голову лапой и раздумывал: «Что бы это могло быть?»

Но слишком абстрактное восприятие действительности тоже опасно. Сходные объекты могут вести себя по-разному. Если волк не сможет отличить больного оленя от здорового, то это может кончиться очень печально для волка. Поэтому животное должно иметь возможность уточнения и развития понятий. Это приводит к особому виду поведения млекопитающих, которое Ротенберг назвал поисковым поведением.

Поисковое поведение выделяет млекопитающих в царстве животных. Менее развитые животные всегда осуществляют поведение, которое непосредственно связано с выживанием и размножением. Поисковое поведение – это поведение особого рода. Оно не связано с конкретным решением определенных задач, а предназначено для знакомства с миром. Млекопитающие становятся любопытными. В отличие от менее развитых животных, они активно ищут в окружающей среде что-то новое, принюхиваются, прислушиваются, изучают. Поэтому каждое млекопитающее имеет понятие о каждом объекте в окружающем его мире, а следовательно, может использовать это понятие для достижения своих целей.

Кора головного мозга дает интерес к жизни.

На основе полученных знаний животные устанавливают причинно-следственные связи между событиями и успешно их используют для достижения своих целей.

Так как образование понятий о мире мы обычно называем пониманием, а использование понятий для решения задач – обдумыванием, то млекопитающие, несомненно, и понимают, и думают.

Поиск

Поделиться

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru