РУССКИЙ ЯЗЫК

ЛИТЕРАТУРА

ИСТОРИЯ РОССИИ

БИОЛОГИЯ

ГЕОГРАФИЯ

 

Если вы когда-нибудь бывали в Англии, то наверняка замечали, что там нет туалетов. В том смысле, разумеется, что слово toilet на Альбионе практически не употребляется. А употребляются разные почти не задействованные в наших учебниках lavatory или просто loo. Что касается Америки, то там иногда можно услышать как это важное заведение табуируется именем собственным – Джон, точнее john, с маленькой буквы…

Считается, что этим термином англосаксы обязаны некоему сэру Джону Хэррингтону. Говорят, правда, что ещё до рождения данного сэра отхожее место называли то «братец Джон» (Cousin John), то Джейкс (Jakes), то ещё каким-нибудь именем. Однако сегодня учёные мужи сошлись на том, что во всём виноват непосредственно Хэррингтон, а не его предшественник «братец Джон».

Сэр Джон Хэррингтон жил в конце XVI – начале XVII века, был одним из 102 крестников королевы Елизаветы I и носил прозвище Saucy Godson (Фривольный Крестник), ибо имел склонность писать скабрёзные стишки, которые то и дело портили его репутацию, однако, разумеется, сходили сэру с рук.

Помимо трудов литературных, Хэррингтон занимался и практическими вещами, например, он изобрёл первый на Британщине сливной бачок, назвав его «Аякс». Чуть выше я упомянул имя Джейкс, которым в те времена называли туалеты. Так вот, Аякс – это всего лишь производное от него.

Одним изобретением Хэррингтон не ограничился и написал целый труд, который озаглавил «Новый разговор на избитую тему: преображение Аякса» (A New Discourse upon a Stale Subject: The Metamorphosis of Ajax). Невнимательный читатель мог решить, что Хэррингтон пишет о своём изобретении, однако на самом деле произведение это было политический аллегорией, описывающей экскременты, отравляющие государство. Вероятно, наш сэр попал в точку, поскольку в результате он был на время отлучён от двора за свои намёки на Эрла Лестерского. Как бы то ни было, сливной бочок работал исправно, так что в 1596 году был презентован самой королеве.

Конечно, Хэррингтон не был первопроходцем на этом сложном поприще. Говорят, сливными туалетами пользовались ещё за 2600 лет до н. э. Однако для Британии это было новшеством, и потому оно увековечило имя изобретателя – john.

Кстати, слово loo происходит от французского guardez l’eau, что можно перевести как «осторожно, вода!». Почему – легко догадаться: как мы все слышали, в цивилизованной Европе содержимое ночных горшков обычно выливали из окон на улицу. Чтобы минимизировать урон, при этом вежливо кричали «осторожно, вода!». Англичане французский перенимали, но терпеть не могли, и потому переиначили guardez l’eau в gardy-loo, а потом и вовсе сократили до loo.

Ещё в качестве заменителя слова «туалет» может выступать неожиданное слово head (голова). Виной тому морской эвфемизм. Дело в том, что на английский кораблях нужник раньше размещался на носу, который в Англии называется «головой». Делалось это опять же для того, чтобы встречные потоки воды уносили в море всё лишнее.

Что касается всемирно известного термина «туалет», то пришёл он к нам всё из того же французского, правда под словом toilette подразумевалось то, что сегодня в театре называется «гримёрная» или «гримуборная». А всё потому, что словечко toile означало ткань, особенно ту, которой накрывали плечи, когда мыли голову. Так что в XVII веке под «туалетом» подразумевался процесс одевания, укладки волос, нанесения грима, одним словом – прихорашивания. Постепенно сей термин стал распространяться на предметы, которые окружали человека во время этого занятия. В XIX веке в Америке так стали называть всю комнату, включая самый главный «инструмент».

Примечательно, что на большом экране работу туалета впервые решились показать лишь в 1960 году в фильме Хичкока «Психоз».

Кроме вышеперечисленных, нужник на английском называют словами latrine, restroom, bathroom, crapper и естественно – shit house, но я вам этого не говорил…

В конце хочется совсем не к месту привести одну известную эпиграмму упомянутого выше сэра Джона Хэррингтона:



Treason doth never prosper: what’s the reason?

Why, if it prosper, none dare call it treason.



Которая в моём вольном переводе звучит примерно так:


Предателям не преуспеть! В чём дело тут?

Ну, тех, кто преуспел, предателем не назовут…


Но это уже другая, хотя и не менее актуальная тема.

Поиск

Поделиться

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru